Главное меню
Блог
Проект: Монт Ребей.
16 июля, 2014

Проект: Монт Ребей.

Совсем недавно, в конце мая этого года (2014), произошло довольно незаурядное событие в мире роуп-джампинга – планка спортивных прыжков с веревкой была отодвинута еще немного вперед и установлен новый мировой рекорд по глубине падения с использованием веревочных систем.
Место действия – ущелье Монт Ребей – самая высокая скальная стена Испании. Высота вертикальной части до начала крутой осыпи – 390 м. Именно здесь командами Rock&Rope (Украина) и Pyrenaline (Франция), при содействии молодой испанской команды High Jump, были совершены рекордно глубокие прыжки. Самый глубокий, он же рекордный, составил 330 м абсолютно свободного падения и 425 общего, включая торможение. Забегая вперед, хотелось бы обозначить, что по всем параметрам, это самый сложный объект, с которого мы когда-либо прыгали.


Экскурс в историю: предыдущий мировой рекорд по глубине падения в роуп-джампинге был прыгнут в Норвегии в 2010-м году совместно нашей и питерской командой RAPT. Превысить результат родоначальника роуп-джампинга – Дена Османа тогда удалось не на много. Показатели наших рекордных прыжков были: 280 м свободного и 360 м общего падения, что по нашим расчетам и замерам превышало результаты Дена на 20 м.
Также в мае прошлого года (2013) польская команда Dream Jump заявила о том, что им удалось превысить все эти показатели все на том же месте в Норвегии. Но, в первую очередь, ввиду специфики используемой командой Dream Jump системы навески, отсутствия видео рекордного полета, каких-либо данных, замеров, и по множеству других причин, мы считаем, что данное заявление, мягко говоря, не совсем правдиво.


Вернемся на место действия. Ущелье Монт Ребей перерезает длинную 25-ти километровую скальную стену, протянувшуюся с востока на запад. На дне ущелья – река, ниже по течению от ущелья находится плотина, так что по сути все ущелье – это огромное водохранилище. Во время нашего пребывания уровень воды был рекордно высок. Местные бейсеры даже выражали сомнение по поводу бейс-сезона в этом году, так как единственные площадки приземления были скрыты под водой. Было, кстати, довольно странно наблюдать лиственные деревья под водой, смотришь с моста вниз, а там, на глубине в полуметра, видны верхушки с листьями. Как раз по реке проходит административная, а вскоре может и государственная, граница двух областей – Каталонии и Арагона. В ущелье находится 6 бейс-экзитов: 4 на каталонской стороне и 2 на Арагонской. Самый высокий, по протяженности вертикального участка стены, находится на арагонской стороне – его мы и выбрали для прыжков. Экзит бейсеров, с которого мы прыгали, считается учебным. Хотя, повидав много учебных мест для прыжков, я бы его к таковым не относил.


Я посетил эту стену несколько лет назад, прикинул потенциал экзита для прыжков с веревкой. Стена показалась мне «объектом-вызовом» со всех точек зрения: логистики, навески, прыжков, особенно глубоких прыжков, возможно рекордных. Тогда же я посетил еще несколько объектов. Все они впоследствии были опрыганы французами из Pyrenaline. Для них, как жителей Тулузы, испанские Пиренеи – родной дом. Такая себе «песочница», каким для нас в свое время был Крым. Здесь они сделали множество скалолазных, хайлайн и роуп проектов, сняли сильный фильм. Побывав в прошлом году в Норвегии с польской командой Dream Jump, ребята связались с нами и предложили сделать совместный амбициозный проект – попытаться установить новый мировой рекорд по свободному падению с использованием веревочных систем, так как воображаемый результат Норвежского проекта заявленный командой Dream Jump их совершенно не устраивал. Говорят: “Есть хороший объект в Испании”. “Монт Ребей?” - спросил я. Мы начали подготовку.
Французы съездили на «разведку». Так восприятие объекта было дополнено новой информацией и деталями. Появилось понимание как действовать с местными администрациями по поводу разрешений на проведение мероприятия. Было принято решение взять в проект молодую испанскую команду High Jump. Направления подготовки поделили так: французы, как наиболее близко находящиеся к месту, берут на себя базовый лагерь и основную часть снаряжения для проекта, мы техническую и организационную часть, так сказать «мозги», испанцы занимаются бюрократической частью связанной с получением разрешений на мероприятие.


Так как основная часть подготовки проекта попала на разгар кризисных явлений в Украине, количество участников с нашей стороны сократилось с 6-ти до 3-х. Компания Rock Empire поддержала наш проект и предоставила различное снаряжение, а так же одну из ключевых составляющих успеха этого проекта – 600 м тонких 7.8 мм динамических веревок для «поводка». Не смотря на жуткий бардак в стране, веревки из Чехии мы получили чрезвычайно быстро. Французов поддержали Courant выделив 1,6 км статических веревок и массу различного снаряжения. Также массу бивачного снаряжения предоставил магазин Chulanka (Франция). Хорошей новостью стала также поддержка проекта в таком чрезвычайно нужном деле как еда – Le Bonheur est dans le Pot согласился обеспечить почти весь экспедиционный рацион. High Jump для проекта взяли электрожумар ActSafe у своих друзей из TvSport. Ваня Хархан изготовил «Отцеп 2.0». Мы заранее собрали поводок.


Экспедиция выглядела хорошо укомплектованной, до выезда оставалось две недели, и я расслабился. Но, как в хорошем приключенческом кино, в больших и амбициозных проектах, как мне кажется, всегда должен быть накал страстей, драма, держащая в напряжении сюжет, и тут началось…
За две недели до старта проекта испанцы получили письмо из местного национального парка, который ведает территорией со стороны Арагона, что мероприятие проводить в это время нельзя, а можно только с середины июля – когда здесь адская жара и сильные ветра. Тут мы с французами поняли, что совершенно упустили из виду необходимость проверять как там у испанцев продвигается работа над разрешениями. А собственно три месяца она особо никак не продвигалась, несмотря на обилие предоставленной им для работы информации High Jump, пожав плечами, начали предлагать свернуть проект или перенести организацию на июль. Нами же и Pyrenaline, без тени сомнений, было решено ехать и бороться с проблемами по месту. Так что, собственно, начался проект с того, что возможность его реализации была под огромным вопросом.
Прилетев в Барселону, мы радостно стояли у стойки выдачи багажа. Все новые и новые сумки и рюкзаки проезжали мимо. Вот, один наш баул, вот второй, еще много сумок. Вот уже все пассажиры разобрали свои вещи, погасло табло. Одной сумки нет. Ну ведь не может же все быть именно так по-киношному просто и нарочито глупо. Таки да, баул не прилетел. Причем среди всех баулов потеряли именно баул с самым незаменимым грузом – тонкими веревками для поводка. И это при том, что в Вене я отстоял 1,5 часа, чтобы проверить, не потеряли ли багаж при нашей пересадке. Представьте себе такое-то в Австрии: очередь в 40 человек, всего два менеджера в домашнем аэропорту Austrian Airlines на главной стойке, и тут один просто встает и идет домой, потому что время его работы вышло; бизнес-класс вопит и дальше безысходно стоит в очереди. Находим французов, пытаемся разобраться. Судя по всему, багаж потеряли в Вене, завтра, возможно, прилетит утром. Едем на Монт Ребей.


В Базовый лагерь мы приехали поздно ночью. За несколько дней до нашего прилета он был установлен ребятами из Pyrenaline в 6-ти километрах от экзита. Ближе найти место не удалось по многим причинам. Но, скажем так: такого комфортного лагеря я еще не видел. Стоит лишь сказать, что мы спали в палатках на обычных кроватных толстенных матрасах. «А что, – сказали французы, – у нас еще оставалось место в машине, вот мы и положили матрасы!». Зато крепкий «домашний» сон очень быстро восстанавливал организм. Ну хоть с лагерем полный порядок – обрадовались мы.
Утром пятницы нам предстояла поездка в Зарагосу и встреча в местном Институте. Они отвечают за биоразнообразие в данном заповеднике и именно они, в первую очередь, должны дать разрешение на проведение мероприятия, и именно они написали испанцам о невозможности проведения мероприятия до Июля. Там же мы встречаем ребят из High Jump. Вместе идем в институт. Поло из Pyrenaline на хорошем испанском долго общается с сотрудником. Сейчас решится судьба проекта, или он состоится, или мы соберем весь этот прекрасный лагерь и поедем в другое место…. Прыгать можно! Нам таки удалось уговорить их выдать нам специальное разрешение. Но это было только начало длинной и напряженной истории с разрешениями.


Как оказалось, тот сценарий работы с получением разрешений, который был выработан по полученной информации при «разведке» и дальнейшей подготовке проекта, был, мягко говоря, не полным. Нам показалось, что местные власти, ввиду специфики мероприятия, формировали этот список на ходу, перестраховываясь на всякий случай… Так что, после получения первого разрешения в Сарагосе, Поло (Pyrenaline) и Марта (HighJump) почти каждый день, параллельно с работами по навеске системы, ездили получать все новые и новые разрешения. Всего было покрыто 1200 км в поисках новых и новых бумаг, которые от нас требовали местные лесники. При этом, каждый раз вот именно эта бумага должна была быть последней, и точно никаких новых больше не нужно. И так семь раз. Все усугублялось также из-за вышеупомянутой границы двух областей, проходящей как раз по каньону, получалось, что часть системы закреплена в одной области, а прыгаем в другой. В местных сельсоветах Поло уже знали по имени. Собственно, исключительно благодаря его усилиям и напору нам удалось решить все бюрократические трудности. Довольно легко представить под каким психическим давлением проходила навеска и тесты, когда день через день тебя просят остановить работы, а то и вовсе начать все снимать.


На скале, не смотря ни на что, постоянно кипела работа. Каждый день половину маршрута команда «Экзит» борола посредством джипа, загруженного 10-13-ю «бойцами» и снаряжением, дальше шли пешком, так как дорога кончалась и начиналось самое интересное. Для навески системы к месту прыжков пришлось занести около 600 кг снаряжения по скалистой местности, без троп, среди приветливых, густых, колючих, испанских кустарников. Навеска шла бодро. Система перед монтажом была рассчитана очень точно, так что нам не пришлось вносить никаких глобальных изменений. Базы повесили за день. Матч "широкая река и сложнейший рельеф внизу с кучей мерзких кустарников" против команды "настырные людишки" выиграли последние. Интернациональная команда сработала идеально. Каждый день мы ждали новостей о разрешениях и утерянных веревках. Навеска обрастала деталями.
На пятый день, вернувшись поздно вечером в лагерь, я увидел Поло, он стоял возле лежащего на боку
стола, и неумело корчил грустное лицо. Стол был повернут крышкой в мою сторону, и выглядел как импровизированная ширма. Поскольку об очередном разрешении полученном в этот день я уже знал, поваленный стол – не каждодневный атрибут нашего лагеря, а Поло актер так себе, то мне стало ясно – приехала веревка, а Поло сейчас будет пытаться меня развести, а потом типа тадааам, поднимает стол, а там - веревка! Так и есть, за столешницей скрывался оранжевый транчик с веревкой. Как раз на пятый день, когда все было готово к тестам, нам таки доставили утерянные трехсотки. Радости не было предела. Баул, как потом оказалось, довольно быстро нашли (за сутки), но долго доставляли, постоянно поддерживая накал страстей информацией вида: «вроде нашли, мы уточним», «вроде передали в доставку», «где-то в службе доставки, наверное». Как рассказал курьер, баул просто лежал у него перед глазами 3 дня.


Даты проекта мы подбирали тщательно, предварительно консультируясь с местными бейс-джамперами и скалолазами по погоде и особенно ветру – выбрали конец мая. Тепло, не жарко, ветра минимум – говорили нам местные. В итоге, за две недели пребывания на Монт Ребей, в футболках мы находились суммарно часов 12-ть. А так – прималофт, пух, мембрана. По вечерам французы частенько одевали серьезные толстенные пуховки! Смотря на это, мы с улыбкой вспоминали как прямо перед отъездом запаковали такие же глубоко в шкаф, до зимы. В Испании ведь жара! Иногда пейзаж, цвет окружающего ландшафта, влажность и температура очень напоминали мокрую Норвегию, а не солнечную Испанию. Даже ощущения были похожими. В голове, то и дело, мелькали ассоциации сначала со стиральной машиной, в которую нас всех загрузили, потом с сушильной... До этого мы видели горизонтальные дожди в Норвегии, но здесь они были идеальны, как будто под нивелир. Также были дожди снизу вверх, выглядит так, как будто тебя просто перевернули вниз головой. Вообще, из-за очень специфической геометрии объекта, ветер по всей высоте скалы может дуть в трех различных направлениях одновременно, такой себе слоеный ветровой пирог. Чем дольше мы находились на скале, тем хуже становилась погода.


Ровно неделя ушла на то, чтобы полностью установить и протестировать систему, которая позволяла безопасно прыгнуть. Для ее создания было использовано более 3,5 км различных веревок, аккуратно развешенных в пространстве над ущельем. После двух тестовых грузов стало абсолютно ясно что: а) система работает хорошо, б) экзит – просто вертикальная стена с кучей полок, прыгать нужно далеко, падать стабильно, а для больших прыжков тречить подальше, в) на отметке 360 начинаются сильно выступающие полки.


Утро седьмого дня. Первого прыгуна выбираем методом жеребьевки среди 6-ти претендентов, на рассвете, пейзаж в этот момент удивительный. Матье вытянул жребий сразу – первый. Напряжение первого прыжка было колоссальным. Причем если бы прыгал кто-то из нас, я бы так не нервничал. Но прыгал Матье, не самый опытный прыгун из Pyrenaline. Установка первого прыжка – 260 фрифола. Матье спокоен. Я на основном асисте, Ваня на первом. Матье прыгает, валит отделение, но справляется и, не перевернувшись, метров через 50 начинает стабильно падать в боксе, подхват – шквал свиста, криков, аплодисментов. Хууухххх…. Без трека и с нестабильным отделением, Матье падал очень близко к стене. До полок которые нас беспокоят еще большой запас. Появляется пища для ума менее опытным прыгунам из Pyrenaline и HighJump, и страх.


Следующий – Серега. Увеличиваем свободное падение. Серега может все – и выпрыгнуть хорошо, и отлететь подальше. Серега вообще молодец.
Дальше Матиас, начинающий бейсер, за него мы тоже не сильно переживаем. Улетел далеко. ActSafe отлично помогает перезаряжать систему, экономя нам силы.


Мой прыжок. Одеваю трексьют и набираю статистику для рекордного прыжка. Настройка 280-290 фрифола, также, как на рекордном в Норвегии. Шикарный длинный прыжок, веревки не ведут, улетел очень далеко. Даже с меньшим качеством (соотношением горизонтальной скорости к вертикальной) полета прыгать можно глубже.
Дальше прыгает Иван в трексьюте. Настройка 270 м свободного падения. Отличное отделение: просто толчком с экзита он уже перепрыгнул все, что в треке перелетел Матиас. Но хорошего трека не получилось, метров через 80 начался бардак с которым Ваня боролся до подхвата. Но его уверенный толчок нивелировал ошибки и Ваня был очень далеко от стены. Хотя эти 10 секунд были довольно нервными для нас.


Дальше Готье – также начинающий бейсер. Настройка та же. Отличный прыжок по всем параметрам. На этом добровольцы прыгать с этого экзита закончились. Начало проявляться уныние и падение духом в рядах менее опытных прыгунов, и это было вполне объективно.
Следующий прыжок – мой. Погода, дававшая лишь редкие окна для прыжков, совсем портится. Появляется целый день на размышления из-за ураганного ветра, грозы и ливня. В гости залетел град. Мы слепили снеговика-прыгуна. Заполнили огромный импровизированый холодильник льдом. Обдумываю настройки системы для прыжка, все перепроверяю по десять раз, потом снова обдумываю, времени – вагон. Вечером ребята нашли отличное средство от ожидания – car-yaking (буксировка каяка машиной) в большой луже недалеко от лагеря и дурачились.

Прогноз говорит, утром будет окно, где-то на час, потом очень ветрено. Встаем очень рано. Подойдя к машине, обнаруживаем спущенное колесо и разряженный аккумулятор. Замена выглядит как питстоп формаулы 1 в 60-е. Едем, идем, взводим систему, перепроверяем все. Настройка – 330 свободного, разница с предыдущим моим прыжком 40-50 метров падения. По результатам этого прыжка будет понятно, можно ли прыгнуть еще глубже. Готовим все очень быстро. Начинает потихоньку подниматься ветер. Еще раз перепроверяем настройки, прыжок….

Стараюсь улететь как можно дальше, вниз по склону к реке. На 5-ой секунде поводком слегка подводит вправо, в сторону осыпи, корректирую направление и лечу как прежде. Подхват, очень глубокая траектория торможения, запас над елками около 20-ти метров. По сравнению с запасами на предыдущих прыжках в 80-100 метров, выглядит страшно. Сразу становится ясно – это рекорд, и глубже прыгать здесь уже некуда. Анализируем полученные данные с GPS трекера и записи видеокамер – 330 абсолютно свободного и 425 общего падения, торможение закончилось значительно ниже окончания вертикальной части объекта, отлететь удалось более чем на 100 метров от стены.


Улетев вниз, я получил день долгожданного отдыха, потому как снизу возвращатся на экзит бессмысленно, это займет 5 часов и отнимет кучу сил.
Наблюдаю снизу, как идет работа над переносом экзита на 60 метров ниже и немного в сторону. Там – выступ, с которого заваленое отделение и беспорядочное падение не столь критичны. Ребята из Pyrenaline и HighJump снова воспряли духом – им тоже удастся прыгнуть.

Этот экзит менее привередлив к направлению и силе ветра, и в целом погодное “окно” для прыжка куда шире. Благодаря рельефу, на этом экзите веревки не цепляются за все подряд при перезарядке. Настройка – 220 м фрифола. По очереди спускаются на экзит: Поло, Марта, Симон, Лоик, Андреа, Карлос. Прыжки в перемешку с ливнями и ураганным ветром.

Ване и Поло пришлось особенно трудно во время этих прыжков. Они были выпускающими. Мы пытались использовать каждое возможное "окно" для прыжка в течении дня, поэтому Ваня, Поло и очередной прыгун находились постоянно на экзите в состоянии 5-ти минутной готовности к прыжку. Экзит находился на стене, и все прихоти погоды им приходилось переносить вися на перилах, спрятаться там негде, а подниматься – бессмысленно и долго, просто трата драгоценного времени, под некоторые прыжки окна были 10-15 минут. А за это время команде нужно привести систему из режима "парковки под ветер" в "рабочий режим", всемногократно проверить и только после этого выпускающие оценивали обстановку и решали прыгать или нет.

Стиральная машина в режиме “стирка с высокой психической нагрузкой” полоскала Ваню и Поло два дня. Прыжок Карлоса был завершающим, на этом моральные и физичесские силы команды были исчерпаны, а время пребывания подходило к концу.


Демонтаж занял один день. Это был финальный рывок из последних сил, на форсаже. Даже оператор Гием, несмотря на проблемы с ногой, оставил камеру в лагере и помогал нам. Почти все снаряжение спустили вниз, упаковали и сплавили каяками к машине.

Если бы не помощь местного каяк-клуба, мы бы еще день таскали снарягу по тропинке. И наверное б здохли после! А так, три человека вывезли почти все снаряжение. Сидя в каяке, и буксируя еще один каяк со снарягой, я подумал: какой чудный хеппиэнд, прям как в кино, погода позволила нам снять все в идеальных условиях, ни ветра, ни дождя, и вот этот каячный сплав на закате – завершающая, красивая точка этого приключения. В середине пути, хоть уже было темно, мокро и холодно, я был очень благодарен Симону, который уговорил меня именно сплавляться к машинам, а не идти пешком..



Поскольку питание нам предоставил бренд Bonheur est dans le Pot, который занимается изготовлением экологически чистых и вегетарианских продуктов, а жили мы далеко от цивилизации, то проект получился почти вегетарианским. Лишь пару раз нам удалось выбраться в цивилизацию и купить свежего мяса. Был праздник и мы ели еду! :).

Мы благодарим наших спонсоров Rock Empire и Courant Corde et Process за их огромную помощь, а также все партнеров проекта:  Le Bonheur est dans le PotChullankaTVSportGENYXKayaking Mont Rebei, а также всех кто оказывал нам помощь и поддержку.

Состав участников проекта Mont Rebei:

Rock&Rope:

Хархан Иван
Бокоч Алексей
Хижняк Сергей

Pyrenaline:

Adrien Pieplu
Adrien Tredez
Benjamin Morel
Benjamin Dennetière
Matthias Mauclair
Mickaël Plantade
Simon Guennoc
Gautier Bourgard
Frédéric Marie (photographer)
Paul-Antoine Gauchon
Mathieu Bes
Loïc Tamburello

HighJump:

Marta Jimenez
Guillermo Piris
Carlos Torija Muñoz

Фотооператор:

Frederic Marie

Видеооператор:

Guillaume de Maeyer


Автор статьи:

Бокоч Алексей 

Фото в статье:

Сергей Хижняк

 

×