Главное меню
Блог
История одного рекорда
11 апреля, 2014

История одного рекорда

Автор текста - Сергей Нефёдов, Санкт-Петербург. 

История одного рекорда.  Команда RAPT.
Статья для журнала «Вертикальный мир» №9

--------------

Rapt (англ. прил.)

1) восхищенный, приведенный в восторг.

2) сосредоточенный, поглощенный (мыслью и т. п.)

3) вознесенный.

--------------

 

В этом году очень значительное событие свершились в моей жизни. Мы с друзьями поставили новый мировой рекорд в дисциплине Роупджампинг (Прыжки с веревкой).

280 метров свободного падения и 355 с растяжением веревок в горах Норвегии.

 

Зернышко идеи и подсознательного желания упало в землю много лет назад, стебли набирали основную силу и высоту последние три года, этим летом плод созрел. Можно сказать, что эта статья – его сок. Наслаждайтесь его вкусом. А потом еще будет медленное превращение в вино. И кто знает, может быть, случайный читатель обнаружит этот номер журнала на книжной полке своего друга через пару лет и прочитает историю, уже не такую актуальную, но выдержанную в классических традициях литературы о  достижении чего-то труднодостижимого. Историю про то, как простые питерские и запорожские парни… 
Хмельные пузырьки старого текста сделают свою работу в мозгах этого человека, и, как интересно, к каким поступкам это его подтолкнет в будущем? Простые причинно-следственные связи.

 

Что-то похожее случилось и со мной. Это было давно. Бросаю школьный портфель в прихожей, и зачем-то включаю телевизор. По НТВ показывают кусочек Masters of stone V. Даже смотреть было страшно, как Дэн Осман прыгает с огромной скалы с веревкой с  горы Покосившаяся Башня в Йосемити. Никакое другое экстремальное видео не внушало такой ужас. Я бы на такое никогда не решился. Сердце колотится, ладони потеют. Может, причина в том, что знакомство с вертикальным миром к тому времени уже состоялось, и страх высоты имел в голове свое законное расположение. Это было тогда, когда простой пуск по веревке был еще достижением. Эффект бабочки рулит.

 

Проторенная поперек представлений о веревках и полетах дорога  Османа трагически оборвалась, с тех пор уже 12 лет его прыжки будоражат воображение, оставаясь до недавнего времени мировым пределом по глубине. Нет ни книг, ни статей по технике прыжков, ни толковых описаний чужих наработок. Есть только общее представление и свой опыт, опыт, и еще раз опыт. Тем может быть и ценнее то, что мы сделали, для нас самих. Ощущение, что нашли тропинку к затерянному храму, по крупицам собрав карту сокровищ. По пути много придумали своего, ушли дальше в технической сложности и реализации прыжков с самых, казалось бы, немыслимых мест.

 

-"Зачем вы идете на Эверест?"

-"Потому что Он есть!!!" Джордж Мэллори.

 

2007.

 

Прыжками мы начали заниматься летом того года.  Прыгаем с маленьких недостроенных заводов, мостов. Но уже видим, что дорога вперед есть.

 

2008.

 

Выходим на качественно новый уровень – высокие скалы, индустриальные гиганты, жилые «небоскребы». Нужен объект для рекорда. После просмотра многочисленных фото- и видео- материалов в интернете появилась точка на карте - Норвегия, скала Кьераг на берегу Люсефьорда.

В октябре была совершена короткая поездка – разведка. Измерили все лазерным дальномером и поняли, что потенциал скалы огромный,  она подходит для прыжков. Ежедневные дожди нас не смутили, это же осень! Цвет воды фьорда и песня Макаревича из «Машины Времени» подсказали имя проекта – «Ультрамарин».

После этого 9 месяцев шла подготовка. Готовили снаряжение и копили коммерческими прыжками деньги. Заказываем много гигантских 400 метровых веревок, которые нам делают по заказу на заводе Tendon в Чехии.

 

2009.

 

В июне прыгаем с самой высокой отвесной скалы Крыма, с Шаан-Каи (235 метров). Отличная тренировка перед Норвегией. Это был совместный проект с запорожской командой Rock&Rope. Всего в копилке RAPT уже около 30 объектов, опыта больше, чем у кого бы то ни было. Мы готовы.

 

К этому времени команда достигает своего максимума по количеству участников - около 23 человек. На примере такой большой группы людей уже можно было наблюдать многие шаблоны социальных, политических, общечеловеческих моделей поведения и развития социума. Уже не так важно: 20, 1000 или маленькая нация. Общие правила начинают работать. И самым драматическим моментом в отношениях между участниками команды оказалась наша первая попытка установить рекорд.  

 

С 16 августа по 2 сентября была совершена поездка в стиле "большая роуп экспедиция».
Выехали на 4 машинах 17 человек. Нас провожал питерский ливень. Под дождем добрались до парома Финляндия - Швеция. Когда мы приехали ближе к вечеру следующего дня на парковку, откуда начинается путь пешком, был отличный день, и к темноте мы успели добраться до "висящего камня" (местная достопримечательность, уже на краю прыжковой скалы, до будущего лагеря от него еще минут 20). Как потом оказалось, это были первые и последние сутки за весь срок, когда не было дождя ни минуты.

 

Единственное место на огромной территории, где в ураганный ветер периодически спокойно, было выбрано под лагерь. Место красивое, всего в 10 минутах пешком от экзита – точки отделения прыгающего и места основной работы. Установили с десяток палаток, оборудовали место под кухню под тентом у скалы. К нам на несколько дней присоединяются и помогают литовские друзья из команды Вильнюс RJ team, потом приезжают двое парней с Украины, что очень усиливает наш состав. Они привозят дистанционный отцеп, переданный нам Rock&Rope. После того, как тестовый камень будет брошен, сработает таймер отцепа, камень упадет, и остается поднять пустую легкую веревку. Да здравствует международный роуп! Всего в лагере жило одновременно до 25 человек.

 

Особо стоит упомянуть заброску – доставку еды и снаряжения. От машины до нашего лагеря идти от 2 до 3 часов с грузом 15-25 кг. Обратно налегке - 1.5-2 часа. Время дано для подготовленного человека. Заброска заняла 4 ходки туда - обратно, соответственно 20 часов чисто ходового времени на человека. Сброска заняла 2 ходки, то есть еще 10 часов, но с более тяжелыми рюкзаками, забитыми мокрыми веревками. То есть представьте себе, что для того, чтобы осуществить проект нужно каждому человеку пройти в среднем 30 часов!!! На это ушло несколько дней.

 

Объект грандиозный. Высота плато Кьераг – 1000 метров над уровнем моря, нашего экзита – 950. Чтобы от одной точки закрепления 750-метровых веревок дойти до другой, нужно пройти не менее 1.5 километра по буеракам, включая короткие участки лазания.  Форма скалы, если смотреть с высоты птичьего полета, отдаленно напоминает полукруг, между дальними концами которого веревки и натягиваются. Такая форма скалы, хоть это и не каньон в привычном понимании, обладает идеальными характеристиками. Ведь через каньон надо как-то переправляться, а по краю полукруга можно просто пройти.

 

Начинаем навеску системы для прыжков: Любое простое на словах действие, сопровождаемое нереальными размерами объекта и соответствующими длинами веревок, превращается в работу на полдня. Некоторые моменты, непонятные заранее, прояснялись в процессе, что занимало много времени. К некоторым нюансам не было соответствующего снаряжения и его количества. Это было не критично, но по мелочам накопилось и сказалось на времени работы. Все бы ничего, но погода…

 

Постоянно дул ветер, за исключением нескольких закатных штилей. Ветер нешуточный. Когда идешь, наклоняешься под приличный углом, чтобы компенсировать сопротивление воздуха. Забавная картина: идут люди, наклоненные, опираясь на ветер. Около 70% времени дул такой ветер. Когда шел дождь, это были не такие дожди, как привычные нам, из обложных, не очень подвижных, затянувших все облаках. Ветер не слабел, и дождь был горизонтальный, накатывавший волнами. Промокаемость - за считанные минуты. Соответственно и солнце нас радовало редко, было холодно.

 

К такой погоде даже альпинистская часть группы была не готова, что говорить об остальных. Не важно, что на дворе лето, мы безвылазно две недели сидим в петербургском НОЯБРЕ. Все это сказалось на моральном состоянии группы. Пейзаж сильно приелся. Первоначально было запланировано сделать отдых в середине, спуститься вниз, развеяться. Но когда мы увидели такую непогодь, стало ясно, что нужно ловить каждый час приемлемых условий, чтобы работать.

 

И вот система готова, камни - тестеры пролетели более 300 метров свободного и до 400 метров общего падения без столкновения со скалой. Теперь нужно сделать несколько настоящих прыжков с более короткой веревкой, чтобы понять траекторию именно человеческого тела. Поток воздуха, плотный и приятный, заставляет человека при неправильно сделанном прыжке, падать как осенний листок, туда-сюда, если падение неконтролируемо. А внизу, на 300 метров ниже, огромная полка. Непонятно, насколько далеко от нее пролетишь. Эта полка –головная боль и пища для ума одновременно.

 

Но чем дальше, тем хуже погода. В последние 7 дней у большинства людей были постоянно мокрые вещи и обувь. В предыдущие - просто сырые. Вещи не сохли. В шторм сломало дуги у одной из палаток, еще несколько завалило. Редкие палатки были внутри сухие, в большинстве разными путями накапливались лужи. Появились беженцы, ищущие приюта в лучших палатках. Тент над кухней порвался чуть ли не в клочья, люверсы повылетали все. Посуду разбросало в радиусе 50 метров. Однажды даже выпало немного града/мокрого снега. Когда исчезло место, где можно собраться вместе, обсудить планы и пообщаться, деградация коллективного духа пошла полным ходом. В итоге, мы просидели в непогоду 3 дня и уже начали опаздывать по графику, рискуя не успеть на паром. Перспектива прыжка таяла на глазах. Андрей предлагал просто прыгнуть, как есть, на длинной веревке,  но это был бы скорее акт суицида с возможным хорошим исходом, чем спортивный итог проекта. Трудно было отступать, очень не хотелось смириться с мыслью, что придется ехать сюда еще раз, через год, если мы не найдем скалы в более щадящем климате. Таких мест в мире очень мало, и Кьераг - одно из самых к нам близких и доступных.

Под конец началась апатия и легкие признаки паники. Часть людей не выдержали неопределенности и ушли вниз. Пришлось снимать снаряжение в авральном порядке и практически ураганных условиях. Каждая веревка, намокнув, весила в 1.5 раза больше. И наши личные вещи тоже. Чтобы успеть, мы, спустившись с первой ходкой к машинам в 4 утра, уже в 8 проснулись, чтобы опять пойти вверх за оставшимися вещами, и даже много девушек пошло в эту непогодь, чтобы взять груз по силам. А кто-то заперся в туалете, и не пошел. Как он мог потом смотреть в глаза остальным, я не понимаю.  Лучший способ узнать людей, это съездить с ними в горы. Неадекватное поведение и мышление тут скрыть очень тяжело.


После этой экспедиции наша команда уменьшилась раза в три. Очень много факторов повлияло на это, что-то накипело, что-то было не идеальным и не всех устраивающим, немного разные взгляды на задачи и будущее проекта, и те пути, которыми можно их достичь. Много воды утекло с тех пор с плато Кьераг.

 

Главное - мы "взломали" объект, решив ряд принципиальных вопросов, неизвестных заранее, даже после разведки 2008, и важных для успешного завершения проекта в будущем. Осталось учесть все тонкости навески/снаряжения/состава команды, необходимой для успеха Ультрамарина II. Если со снаряжением и планом навески можно решить попозже, то с составом команды нужно начинать шевелиться сразу. По приезду в Питер пишу запорожцам, рассказываю, что да как, и предлагаю объединить усилия в следующем году.

 

2010.

 

Поездка прошлого года оставила сильный эмоциональный шрам. Постепенно он зарубцевался, но позитива при воспоминаниях о том месте мало. Много работы, холод, время, деньги, ни одного прыжка. Мы окропили своим потом фундамент для последующего успеха, но впереди еще много подготовки, сборов к решающему штурму. Может ну его? Так или иначе, эти мысли появлялись, но были отброшены как проявления слабости.

 

Наши запорожские друзья соглашаются, несмотря на то, что для них это организационно довольно сложная и дорогая поездка. Для нас получить финскую визу и прыгнуть в машину – не такая уж и проблема. А вот добраться из Запорожья до скалы сложной комбинацией самолетов и поездов с автобусами – ребус для любителя логистики, если нужно сделать все экономично. В январе я приезжаю в Крым полазать, и мы встречаемся с ребятами на «Симеизской конференции».

 

Обсуждаем грядущее. Rock&Rope не помогает нам сделать рекорд. Ультрамарин II – сугубо  совместный проект. Мы без них слабы составом. Они же без нас нарвутся на те же грабли (если теоретически предположить, что они когда-нибудь поехали бы сюда, отмени мы вторую попытку). У наших команд есть опыт совместной Шаан-Каи, где ситуация была схожей. Я сгенерировал идею и оценил место, а сделали мы все вместе, без перетягивания одеял на чью-либо сторону.  На встрече договариваемся ехать в первые 2 недели июля, надеясь на более сухую стабильную погоду.

 

Довольно интересно посмотреть на наши команды в сравнении. Если в RAPT есть ярко выраженный лидер, по крайней мере, мне так об этом говорят иногда, то Rock&Rope больше похожы на коллективный разум.  У нас кто-то знает почти все, а кто-то может не знать даже самого важного узла, но при этом нужен и помогает. Кто-то посерединке. Особенно это чувствовалось, когда нас было много. У запорожцев средний уровень технической подготовки очень высок у каждого участника, есть распределение обязанностей и все зависят друг от друга как нейронная сеть. У нас все могут сделать 1-2 человека, дай только в помощь еще несколько рук веревки тягать. Когда у запорожцев появится идея, они порвут всех. А сейчас, объединив нашу идею и их невероятную способность организовывать и отлаживать процесс до идеала, мы создали гремучую смесь, способную решить любую задачу, связанную с прыжками.

 

В июне этого года мы с братом поехали в США совершать восхождения, и в том числе поднялись на Покосившуюся башню, с которой прыгал Осман. Все померили дальномером. Раньше мы считали, что его рекорд - около 270 метров полета, то ли свободного, то ли с растяжением веревок, нам до сих пор неизвестно. Интернет дает противоречивую информацию.  После промеров стало понятно, какие показатели могли быть максимальными, если он до них добрался (что не факт). С тех пор верхушки сосен вряд ли сильно подросли. Имея достаточно опыта, чтобы оценить объект, мы отталкивались от самых льстящих Осману цифр. А в Норвегии превзошли их.

 

Близится срок. Как почти в любой большой группе людей, даже объединенной общей целью, возникают недоговоренности и непонимания, кто что берет, когда куда везет, кто за что отвечает. Вся связь с запорожцами по телефону и письмами. Многое решилось в последний момент. Сильно накалило обстановку и то, что они получили визы прямо перед отъездом. Неопределенность давила, но мы решили ехать при любом раскладе. В итоге преодолеваются все затыки; не смотря на это, неприятный осадок от сбоев организации все равно остается. В последний момент  присоединяется грамотный парень из Перми Грим Тунев, помогает недостающим снаряжением, и садится к нам в автобус. Питер едет двумя частями. Остальные две машины подъедут через 3 дня.
Встречаемся на тропе с Запорожцами. Они приехали на несколько часов раньше и начали носить наверх вещи. С ними Леха Бокоч, один из парней, что помогал нам в прошлом году, он показывает дорогу. Итак,  наша машина по взлому объектов начинает свою работу.

 

Перед отъездом я писал участникам: резиновые сапоги брать всем! Повторял это несколько раз, рассказывал страшные истории прошлого года. Надо брать много сухой сменной одежды. В итоге, это себя полностью оправдало. Когда ты сухой и теплый, жизнь кажется более яркой, а дождь не таким противным. В этот раз из города берем только нужное снаряжение, к тому же все запасное оставляем в машинах, так же поступаем с заброской газа и продуктов. Место для лагеря искать не надо. Со второго захода выработать идеальную тактику гораздо реальнее.

 

Разделяемся на 2 команды. Первая вешает базовые веревки между краями утесов. Крепим их на те же точки, что и в 2009. Болты уже вбиты, места рассчитаны с учетом прошлых ошибок, остается только накрутить уши для крепления карабинов. На полку в 300 метрах ниже отправляется провешивать SRT вторая команда (SRT - безопасный способ организации вертикальных спусков по одной веревке, без трения об скалу). Тут самый большой специалист - спелеолог Саня Якунин. На эту полку мы собираемся подтягивать людей после прыжка и по веревкам возвращаться наверх. Эти два действия делаем быстро, потому что они больше механические, чем творческие.

 

А вот потом приходится активнее шевелить мозгами - пытаемся поменять место прыжка, в надежде найти более глубокий и безопасный вариант. Даже бросаем с альтернативного экзита камни. На этот раз чудесный отцеп Вани Хархана не срабатывает. В этом году он его даже усовершенствовал, но что-то пошло не так. В итоге, теряем много времени на ручном избавлении от тяжеленных камней, но сильная команда позволяет с запасом незаметно преодолевать все незадачи. Тесты возвращают нас на прошлогоднюю точку с местным названием « экзит №5».

 

Погода нас попугала, но в итоге смирилась и дала все шансы на успех. Были и почти ежедневные дожди, и туманы, застилающие все вокруг, и ветер, прижимающий веревки к скале и не дающий прыгать, но это все цветочки по сравнению с прошлым августом. В июле оказалось больше снега около лагеря, и еще не дозрели ягоды. В снегу Миша вырыл пещеру, которую мы использовали как холодильник.

 

Близится час, когда можно прыгать человеку.  Мы просим отдать честь первопрыга Питеру, а из нас этим фетишем по получению наиболее сильного выброса адреналина обычно занимается мой брат Андрей. За этим прыжком стояли невообразимые цифры трудозатрат, мыслей и чаяний многих и многих людей. Перед отъездом нам писали люди из других команд, городов, желали удачи и верили в нас. Мы сами думали об этом 3 года, мечтали и боялись. И вот этот момент настал. Андрюха собирается прыгать на довольно короткой для этого объекта веревке, но полет будет больше, чем где-либо в СНГ во все времена. Затаиваем дыхание. Андрей подходит к краю несколько раз, отходит, волнуется. По лицу все видно. Ты можешь в любой момент отойти от края и снять обвязку. Здесь выбор длится одну долю секунды, ты или еще здесь, или уже там, за краем нормального человеческого существования, в полете. Конечно, камни летали не раз, и они были тяе, чем человек. Сейчас длина такая, что правильность прыжка не влияет на безопасность. Но… Я стою рядом и снимаю на видеокамеру. В конце концов он меня спрашивает:  -Ты уверен во всем на 100%? Я отвечаю: -Да. Как бы мы не ссорились периодически, это был момент, когда я понял, что доверие очень сильно и мы на самом деле братья и ничто нас не разлучит. Потом он прыгает. Летит, летит, ровно, немного вращаясь против часовой стрелки, сохраняя горизонтальное положение тела. Как потом показало видео, все дело в разном наклоне рук. Вот такие мелочи могут влиять на падение. Когда веревка подхватывает, в него вырывается крик восторга и облегчения, и мы поддерживаем вопль наверху. Что бы ни ждало нас дальше, что-то важное уже произошло.

Прыжковые веревки у нас были – две 8.5 мм динамики-половинки Tendon Master. Эти невероятно тонкие штуки впервые используем на прыжках именно здесь, и я даже не слышал, чтобы подобное делали где-то еще. Верим не глазам, а цифрам производителя, потому что прыгать на этих «нитках» мировой рекорд – очень круто. Мы сами долго сомневались, но здоровый цинизм и неподъемный вес более толстых канатов все же склонили нас к этому выигрышному решению. Горизонтальные базовые веревки – стандартные статические 11 и 10 мм.
После прыжка под человеком оставались еще сотни метров пустоты. С помощью сложной системы вспомогательных веревок –  8 мм. репшнуров мы спускали один конец веревки к прыгавшему, а другой  к встречающим людям на полке, и они подтягивали его к себе. Для каждого прыжка нужно выдать и выбрать 1300 метров репшнура, чтобы все перезарядить. Отлаживаем процесс, и, кажется, самое большее делаем 5 прыжков в день. С каждым последующим мы наращиваем глубину падения, постепенно приближаясь к тому моменту, когда прыгать нужно уверенно отлетая от скалы. Прыжок Лехи Бокоча запомнился особенно. Он единственный среди нас со скайдайверской подготовкой, во время своего прыжка оттречил невероятно далеко, практически как истребитель отдаляясь от скалы. Мы даже дали ему на некоторое время прозвище «Трекач». Кто-то прыгал лучше, кто-то хуже. Я запутался ногами в веревке, и смазал свой прыжок. Якунин и Здоренко Саша прыгали с креплением веревки за спину, и их почему-то завалило в полете. Все остальные прыгали классически, с креплением в районе пояса спереди.

 

Так или иначе, мы приблизились к завершающей стадии нашего проекта: рекорду мира. Стало ясно, что при очень грамотном полете показатели Османа можно побить с большим запасом, но таких людей, кто поклялся бы, что сделает 100 процентов своих прыжков идеальными, у нас не было. Поэтому решили выбрать по человеку из каждой команды, дать им побольше пристрелочных прыжков, потом сделать их прыжки самыми глубокими для фиксации достижения. Не такого глубокого, как хотелось, но больше чем нужно, чтобы выполнить задачу. Эта разница между рекордными и обычными прыжками составляла не больше 30 метров, доля секунды полета на такой скорости, но все же они были сильно страшнее и ответственнее. От Rock&Rope был Вова Мусатов, от РАПТа мы выбрали Андрюху. Мусатов оттречил хорошо, Андрей же упал в узкий каньон правее полки. Это самое глубокое место на всей скале, но на 300 метровой глубине ширина каньона 70 метров, и сверху это кажется ничтожно малым пространством. Поэтому надежнее прыгать над ним, но с запасом на перелетание полки. Видимо Андрей так и сделал, но было страшно.
Зачет.

 

У нас была цель – рекорд. Даже если это один прыжок одного человека, я был на это готов. Все остальное – старались по-максимуму. Сейчас же прыгнули 13 разных людей, всего 18 прыжков, два из них на рекордную глубину. Невероятный успех.  Только мы успели собрать веревки и сухими сложить их в палатку снаряжения, пошел дождь, а на следующий день мы носили вещи к машинам под ливнем, похожим на прошлогодние. Сухие веревки сильно облегчили нашу задачу.
Скала нас отпустила по-доброму.

 

 

«Рабочий» состав команды "РАПТ" (Санкт-Петербург):

Сергей Нефедов;

Андрей Нефедов;

Антон Червяков;

Миша Еркин;

Илья Свириденко;

Татьяна Ковалева (фотограф проекта).

 

«Рабочий» состав команды Rock&Rope (Украина):

Александр Здоренко;

Владимир Мусатов;

Сергей Хижняк;

Алексей Безух;

Алексей Бокоч;

Иван Хархан;

Александр Якунин;

Юрий Жеребцов.

 

Команда "Диззи" (Пермь):

Грим Тунев.

 

Поддержка – веревки Tendon (RAPT)  и одежда Milo (Rock&Rope).

 

P.S.

За время трех поездок проекта Ультрамарин на Кьераге побывали 45 человек.  

Только за последний выезд мы съели 570 шоколадных батончиков.

Всего для рекордного прыжка использовали около 3.5 км веревок.

Хороший получился реферат.

 

 

×